Дания
Дания
Словения
Словения
Либерия
Либерия
Мексика
Мексика
Тувалу
Тувалу
Того
Того
Зимбабве
Зимбабве
Ирландия
Ирландия
Габон
Габон
Россия
Россия
Куба
Куба
Уругвай
Уругвай
Майотта
Майотта
Мартиника
Мартиника

Статьи о странах

АБВГДЕЗИКЛМНОПРСТУФХЦЧШЭЮЯ


Антарктика:

О стране
Информация о визе
Памятка туриста
Достопримечательности
Экскурсии
Все статьи


Антарктический Байкал

Меркуловские папки

Последнее пристанище

Растяжение и сжатие

Где были немецкие опорные пункты в советской Арктике и в Антарктиде?

Причины оледенений

Сейсмические исследования

Климат Антарктиды

Геология Антарктиды

Центральная Антарктида

Солнечный свет

Тягачи в Антарктиде

Льды Антарктиды

Вулканизм Антарктиды и гейзеры

Ледниковые трещины


Антарктика - На «Востоке» без выходных

На «Востоке» без выходных

  

Подраздел: Cтатьи об Антарктике | Антарктика
Страницы: 123

со станцией «Восток»Я до сих пор помню момент моей первой встречи со станцией «Восток». Было это в декабре 1998 года. На «Восток» мы тогда попадали с помощью американцев: они забирали нас в Новозеландском Крайстчерче, на военных самолетах перебрасывали на «Мак-Мердо» и дальше на «Восток». Надо сказать, американцы здорово помогали нам в те годы с логистикой.

Самое первое впечатление — это ослепительный белый свет, врывающийся в салон, когда у самолета (LC-130 «Геркулес») откидывается задняя аппарель, чтобы сбросить на взлетную полосу палетку с грузом. Через секунду глаза привыкают к свету, и в снежном вихре, поднятом винтами самолета, начинаешь различать темные силуэты аборигенов, прибежавших встречать нас — первых новых людей, которых они видят за долгих 10 зимних месяцев. В ту же секунду, когда в самолет врывается свет, из него уходит лишний воздух (ведь давление на «Востоке» на 40 % ниже нормального давления на уровне моря), и надетые на ногах американские термоизолированные боты с воздушной прослойкой сразу становятся тесными — приходится открывать клапаны и стравливать из них воздух.

У тех, кто добирается на станцию походом из «Мирного», совсем другие впечатления. Они начинают видеть станцию издалека, километров за 15–20. «Восток» появляется на горизонте черной точкой и маячит там, словно мираж, на протяжении нескольких часов (поход ведь идет довольно медленно), словно не желая приближаться…

Следующее ощущение — это акклиматизация, жуткая горная болезнь, которая мучает вновь прибывших первые три дня. «Горняшка», которая настигла меня в первый приезд на «Восток», была едва ли не самым моим неприятным впечатлением за всю жизнь. Целые сутки я буквально не мог ни ходить, ни есть, ни даже спать. Я лежал, скрючившись на своих нарах в старом гляциологическом балке комплекса 3Г, и обеими руками держался за голову, раскалывающуюся от жуткой боли. Так уж вышло, что в день нашего прилета случилась сильная метель (которые бывают тут не так уж часто), и мой балок замело по самую крышу; я даже перестал слышать шум ветра снаружи. Позвонить я никому не мог, так как телефон в моей комнате был неисправен — за зиму линия оборвалась под тяжестью снега. Обо мне же никто не вспомнил, так как вновь прибывшие, как и я, мучались от горной болезни, а зимовщики, понятное дело, всех в лицо не знали, да к тому же устроили себе праздник по случаю начала сезона. К счастью, к вечеру второго дня меня все-таки откопали (изнутри откопаться невозможно, дверь в моем балке открывается наружу). Интересно, что во второй и третий мой прилет на «Восток» акклиматизация проходила гораздо легче, и я уже на второй день прибытия мог начать работу.

В исключительных случаях бывает так, что человек так и не может акклиматизироваться, и его приходится вывозить обратно — за пять моих восточных сезонов такой случай был один раз.

 станция «Восток»Есть в пребывании на «Востоке» и масса приятных моментов, первый из которых — баня. Она бывает там раз в десять дней; банные дни и задают ритм жизни станции, так как дни недели там не имеют никакого значения, ведь выходных нет. Парилка очень маленькая, вмещает всего 3-х человек, зато ее легко можно прогреть до 100–110 °С. Самым приятным для меня было, прогревшись хорошенько, выскочить на улицу (где температура около –30 °С) и натереться снегом. А потом, помывшись, надеть чистое белье и напиться чаю на камбузе....

Бывают на станции и праздники. В летний сезон их целых два — день рождения станции и Новый Год. В эти дни бывает очень забавно наблюдать за моими товарищами, которые обычно ходят по станции в видавшей всяческие виды рабочей антарктической амуниции, а на праздник вытаскивают из вещевых мешков настоящую «цивильную» одежду — туфли, рубашки, брюки и даже пиджаки с галстуками. Некоторые пытаются привести в божеский вид дикую растительность на своем лице, так что их даже сразу бывает и не узнать. Я тоже следовал традиции обряжаться на праздник в гражданское. Особый шик — надеть летние туфли на тонкой подошве. После тяжелых американских бутсов или громоздких валенок ощущение необыкновенной легкости в ногах — тоже часть праздника.

На «Востоке» я впервые ощутил, что такое полярный день, когда Солнце неутомимо мотается над головой круглые сутки, лишь удлиняя или укорачивая тени от предметов.

 Страницы: 123

С этой статьей об Антарктике также читали:

  На «Востоке» без выходных

  Роза ветров

  Глобальное потепление против нового обледенения

  Экстрим при минус шестьдесят

  Тайны Антарктиды

© 2004—2017 «Информационный портал путешественника»Перепубликация материала возможна только с ссылкой на сайт RESTINWORLD.RU